«Гандвик» открыл очередной сезон – 01.10.2017

260

1 октября состоялось первое заседание литературного объединения «Гандвик» в сезоне 2017- 2018 гг.

На это заседание пришли Лев Голубев, Тамара Захарчук, Иван Стуков, Татьяна Трегубова, Анатолий Жепетов, Светлана Лыбашева, Любовь Мургина, Александр Ширшиков, Ольга Светлова, Сергей Бобырев, Елена Цветкова, Анна-Виктория Громович.

Сначала руководитель «Гандвика» рассказал собравшимся о приглашении большого друга «Гандвика» Александра Тутова 15 октября в 15 часов в Архангельский музыкальный клуб «Колесо» на «Тутовские смотрины».

Затем Александр Ширшиков проинформировал  о приглашении Александра Ипатова 20 октября в 18 часов на вечер памяти поэта  Александра Роскова, который состоится в Архангельском Доме творчества.

Тут же руководитель «Гандвика» добавил, что на страницах газеты «Пенсионерская правда» объявлен конкурс на лучшую песню на стихи Александра Роскова, премия победителю составляет 50 т.р., еще есть три поощрительных премии по 10 т.р.

Затем речь зашла об активизации работы над сборником «Живем у моря Белого-2». Предложено руководителю «Гандвика» к очередному заседанию, которое состоится 8 октября, подготовить список авторов, которые будут представлены в нем. Решено также сделать всего два блока: авторы, которых уже нет, и те, кто верой и правдой служат «Гандвику».

А затем, по сложившейся традиции, читали стихи.

Любовь Мургина прочла свои стихотворения. Первое –  «Стих несовершенный»:

Мне много хочется сказать
Друзьям давнишним в редкой встрече,
События все увязать,
Чтоб вспомнить прошлое —  далече.

И все-таки зачем и как
Судьба свела нас во Вселенной?
Наверное, не просто так…
Родится стих несовершенный.

Не разместить его в строку,
В которой твёрдые границы,
Доверишься черновику…
И сну к тебе уж не пробиться…

Что стих понравится? Не факт.
Скорее скажут: -Ахинея!
С небес не объявят антракт,
А мы с годами всё скучнее.

 

А второе стихотворение называлось «Фигуры шахматные».

Кто знает цену собственного слова,
Не обещает всё и всем подряд,
А уж в тебе-то жёсткая основа,
Которую никак мне не понять.

Я подбирала ключик к ходу мысли
Фигурам шахматным со всех сторон:
Все скучны, нету дыма коромыслом,
Король уверен, низвергаем трон.

Расставлены фигуры так премудро,
Что мысль застыла, не сойдет с ума,
Забрезжило чуть заспанное утро,
Но где-то скачут войны по холмам…

А здесь все опостылевшие лики,
Как флюгеры: на запад, на восток…
Всё тот же цепкий взгляд Владыки
Следит за тем, турнир чтоб не истёк…

Я оказалась слишком близорукой,
Король не подаёт надежду мне:
Мы существуем  с разной амплитудой
Быть не дано нам на одной волне.

 

Анна Виктория Громович прочла несколько грустных философских стихотворений «Два таланта», «Жалкий и нищий», «Меня спросили», «Я б целовала вчерашний вечер».

Жалкий и нищий

Я окончательно нынче потерян.
Близкие люди захлопнули двери.
И ни другим, ни себе я не верю!
Жизненный путь мой злобой измерен!

Некуда деться! Один в целом мире…
Я раскрываю объятия шире,
Как собачонка к ногам прибиваюсь,
Ласки ищу… И совсем не кусаюсь.

Осень — на днях, а за осенью — стужа.
Холодно в городе. Хочется кушать!
Нет ни ночлега, ни теплой одежды,
Нет ни семьи, ни на завтра надежды.

Да, времена вот какие настали:
Я опустился. И пусто в кармане.
Те, кто вчера назывались друзьями,
Нынче меня замечать перестали.

Что остается? Под ливнями мокнуть!
Верите, не на что даже подохнуть!
Жалкий бродяга, больной я и нищий!
Нас по стране таких – «целые тыщи»!

 

Я б целовала вчерашний вечер

Я б целовала вчерашний вечер,
Если б вернулся к моей он двери,
Если б еще раз вернулся встречей,
Если себя и тебя подарил!

Я б золотую луну целовала!
С неба звезду я смогла бы достать!
Если б луна только не убывала,
Если на сутки вернуть время вспять,

Я бы, клянусь, лишь тебя любила,
Это не просто пустые слова!
Я б вчера вечером все изменила,
Если б сегодня осталась жива…

Милый, кричу тебе!.. Ты не слышишь…
Горько рыдаешь… Не плачь, держись!
Знаю, ты ждал, что рожу детишек,
Счастливы будем целую жизнь…

Я бы законной твоею женою
Стала и точно была б верна
Было б детей как минимум двое,
Если б сегодня я не умерла…

 

Два таланта

Вот два таланта, оба в деле хороши!
Но между ними есть большая разница:
Свои шедевры первый дарит от души,
А у второго те же самые из задницы!..

 

Меня спросили

Меня спросили вдруг: «Чему ты рада?»
А я ответила: «А че, рыдать?»
Спросили снова: «А че те надо?.»
А я: «Хотите мне чего-нить дать?..
А мне сегодня ниче не хочется!
Я просто радуюсь тому, что есть.
То, что по-вашему есть одиночество —
Свободой служит мне сейчас и здесь…»

«Ты че, убогая, — ответ с брезгливостью,
И взгляд с презрением и «сверху вниз» —
Ты поднимись сперва с колен и вырасти,
Затем свободою своей хвались!
Ты непутёвая! Ты — неудачница!
Родные близкие прогнали прочь,
И в жизни личной ниче не ладится,
Отцу любимому давно не дочь.
В холодном городе живешь отшельницей,
Одна, без мужа, и денег нет,
Наивно веришь, что все изменится,
И ненавидишь весь белый свет!
И мерзнешь, бедная, ты, и скитаешься,
И голодаешь, и нет жилья,
И ты страдаешь и унижаешься,
Спишь, где придется и без белья…
Тебя, несчастную, утешить некому,
Понять и выслушать, и пожалеть.
Какою стала ты — почти калекою!
Чему ж ты рада, чему, ответь?»

Но я разглядывать их внимательно
Не стала, сил своих тратить зря,
И так все ясно: да, состоятельны,
Живут по правилам, глаза горят

 

Не то, чтоб злобою, но материальными…
Тут постараюсь я не нагрубить:
Для большинства сегодня быть «нормальными» —
Позволить значит себе купить,
Купить! За деньги… Такие ценности!
Тряпьё, квартиры, машины, дачи,
Меха для дам своих и драгоценности,
Официанту оставить сдачу…

Я заглянула в их взгляды грустные,
И добродушно, легко спросила:
«А как же сердце? А как же чувства?
В каких же ценностях таится сила?
О, да, мне холодно зимой без шубки,
Крутой машины нет, нет золотишка,
И я голодная уж третьи сутки
И — да, поэтому шалят нервишки!
Простите, вашего не знаю отчества,
Но равнодушны вы, че зря кривляться?
А у меня внутри — душа и творчество,
Моя в них сила, мое богатство!»

Меня и завтра о том же спросят,
Решат, конечно, что не в себе я.
А я отвечу: «Сурова осень,
Вы б одевались уже теплее..»

Светлана Лыбашева прочла полное оптимизма стихотворение «Было бы неплохо» и чуть грустное «Вдогонку лету»

Было бы неплохо,
Утром встав с постели,
За окном увидеть
Ласковый прибой,
Берег океана,
Птиц услышать трели,
Смыть с души печали
Тёплою волной.

Было бы неплохо
Прыгнуть с парашютом
И парить, как птица,
Чувствуя полёт
Или же внезапно
Всех своим дебютом
Покорить со сцены,
Если повезёт.

Было бы неплохо
Вновь вернуться в детство
И с друзьями резво
Бегать по двору,
Взять билет на остров
В чудо-королевство
И туда уехать
Рано поутру.

Было бы неплохо
Обойти полмира
Или сотни книжек
Быстро прочитать…

Может быть всё это
Не осуществимо,
Но НИКТО не может
Запретить мечтать!
 

Вдогонку лету

Ах, лето! По тебе душа скучала!
По солнечным чарующим лучам,
По медленным прогулкам у причала,
По долгим, белым северным ночам!

По аромату в поле иван-чая,
По скошенным, ромашковым лугам.
Ах, лето! Я всё чаще замечаю,
Что за тобой спешу я по пятам.

Весь долгий год на Севере промозгло:
Холодные ветра, дожди, снега…
Но греют мысли в лютые морозы,
Что летом снова зацветут луга!

 

Ольга Светлова прочла свое наполненное оптимизмом  стихотворения  «Держи удар!»

Жизнь многогранна: поверь и позволь
Ей показать, как все грани играют.
Вечной не будет та острая боль,
Помни об этом, ведь так не бывает.

Кажется, рок проверяет нас, но,
Всё пережив, то, что трудно домыслить,
Надо принять эту данность – дано,
Чтоб календарь перелистывал числа.

Славен державший удар! И в борьбе
Ты не ищи виноватых – не надо,
Жизнь повернётся с улыбкой к тебе,
Верных друзей посылая наградой.

 

Тамара Захарчук поделилась своими лирическими наблюдениями в стихотворениях  «Снится мне деревня» и «После грозы».

Моя деревня стала сниться,
Она меня зовёт к себе.
Бывает ночью плохо спится,
И я скучаю по тебе!
Мне нивы и поля приснились,
Где в детстве мы коров пасли.
Приснилась школа, где учились,
Стремились к знаниям, росли!
Живи родная деревенька,
По мне ты сильно не скучай.
Моя любимая сторонка,
Живи, расти и процветай!
 

После грозы

Вечером после грозы,
Раскрыла я окошко.
Мне прохладой от росы,
Свежей стало немножко!
Тут, как тут все комары,
Летают возле дома.
Стала гнать их от окна,
Они летят все снова!
Стала вновь я отгонять,
Их убыло немножко.
И обратно все летят,
Пришлось закрыть окошко!

 

Сергей Бобырев прочел очень глубокое стихотворение «Улитка на склоне Фудзи», впрочем, это уже слова его новой песни.

Поверь, улитка по склону Фудзи ползет

к тебе,
Река неспешно свое теченье несет к тебе
Летит ли ветер, иль солнце катит,

и мыслей круг
Привязан на стальном канате к тебе,

мой друг

Богатства, власти искушенье все пустяки…
Милей одно лишь прикосновенье

твоей руки…
Дурманов сладких соблазнов смута

мне не нужна,
Когда с тобою одна минута пьяней вина

Вершина Фудзи, потока устье,

закат в тиши
Расправит крылья сопроводитель

моей души
И с круговертью сует и судеб

порвется связь,
Душа достигнет заветной цели, соединясь

 

Единственный, кто в полном объеме справился с домашним заданием, был Анатолий Жепетов. Он написал стихотворение и о жертвах Ягринлага, и о нашем северном лете:

Какого рода лето?

Нам учебники толкуют:
– Лето род имеет СРЕДНИЙ,
Но грамматику такую
Портит лета норов вредный.

 

Утреннею лаской нежной
Солнце души услаждает.
Тут же дождь с крупою снежной
Ваши чувства охлаждает

 

При такой погоде странной,
Что нам ждет, никто не знает,
Но ведь столь непостоянным
Только ЖЕНСКИЙ род бывает.

 

Нынче всякий мрачным станет:
Сумасшедший дом – не лето!
Как сказали б англичане:
– На бедлам похоже это.

 

На туманном Альбионе
Сырости всегда хватало,
Но такой, как здесь сегодня,
И Британия не знала.

 

Этим летом было небо
Часто хмуро и сурово.
А «бедлам», хоть где бы не был,
Рода всюду он МУЖСКОГО.

 

Мыслей всяких есть немало,
Отчего в природе сбои.
Факт один: природа стала –
Безобразие сплошное!

 

Выслушав все разные
Мненья, примем к сведенью:
Слово «безобразие»
Тоже рода СРЕДНЕГО.

 

Египетский труд

На «Истории Древнего мира»
(Был такой в пятом классе предмет)
Нам учитель — серьёзная Кира
Рисовала Египта «портрет».
Больше всех необычных моментов
(Или полон был Кирин рассказ),
Возведение там монументов —
Пирамид поразило наш класс.
Оставалось для всех нас загадкой,
Как вручную поднять их смогли —
Стопудовые блоки той кладки
На две сотни аршин от земли.
Возникала невольная жалость
К сотням тысяч безвестных рабов,
Коим доля такая досталась —
Гибнуть от непосильных трудов.
И подобную рабскую долю
Здесь у нас испытать довелось
Тем, кому, заключённым в неволе,
Строить город с заводом пришлось.
Котлованы огромные рыли,
Били сваи, таскали песок.
И ночами болото месили —
Каждый, было, до нитки промок.
Но сказать, справедливости ради,
Надо так же ещё об одном:
Был тогда с заключёнными рядом
Вольный люд занят тем же трудом.
Тяжки были военные годы:
Голод, холод, цынга, грязь и снег…
И терпели все эти невзгоды
Вольный с «зеком» почти наравне.
Смерть косила и «зеков» и вольных —
Всех подряд, не щадя никого…
Вспоминать обо всём этом больно,
Но нельзя забывать ничего.
Пусть как памятник вечный им будет Каждый цех, каждый в городе дом.
Знают пусть здесь живущие люди,
Чьим всё создано было трудом.

 

Александр Ширшиков представил собравшимся стихотворение «по мотивам недавней поездки в Неноксу» на 620-летие села и стихотворение о снегопаде 31 мая.

Село на Беломорском берегу

Село на Беломорском берегу –

России золотник – и это точно.

Я каждый год – иначе не могу –

Сюда лечу, как на побывку «срочник».

 

Спешу увидеть маковки церквей,

Встающих гордо над рекой Верховкой.

Спешу вдохнуть все запахи полей,

Где пацаненком «грабил» сено ловко.

 

Хочу спуститься к чистому ручью,

Хочу пройти по узкому мосточку…

Я этим душу грешную лечу…

И не спешу в «леченье»  ставить точку.

 

Хочу увидеть, словно в первый раз,

Развалины старинной солеварни.

Я ощущаю в этот ранний час

Все шесть веков, что к нам пришли

из стари.

 

Мне так легко, что хочется бежать,

Лететь за стрелкой часовой по кругу.

Мне на погосте надо побывать  –

Я должен – навестить могилу друга.

 

Там ненокшанин Вовка Коковин

От суеты столичной отдыхает.

Такой в селе старинном был один –

Об этом даже каждый школьник знает.

 

Вот так бродить до самого утра,

Глядеть на храмы Неноксы часами…

Часы твердят: на станцию пора

Там ждет уже «дежурка» «под парами».

 

А через год я снова буду здесь,

Чтоб окунуться с головой в стихию

Красот былинных. И желанье есть

Писать стихи про золотник России.

 

Последний день весны

Был месяц май. Ненастило с утра.

Я кепку посильнее нахлобучил.

А солнце, что светило нам вчера,

Опять сегодня спряталось за тучи.

 

Противный дождь по козырьку стучал,

Но я пошел походкой оптимиста

Да только стук внезапно перестал,

И полетел навстречу снег пушистый.

 

Вот это да! Вот это был сюрприз!

Ведь засмеют же – только расскажите.

Такой природы северной каприз

Не ожидал увидеть местный житель

 

Плохой погоды у природы нет,

Как режиссер один заметил мудро

Но озадачил нынешний рассвет,

Точнее,  этот снег весенним утром.

 

А нам пока про лето снятся сны…

Но лето будет –  это точно знаю…

…Был месяц май. Последний день весны…

Я шел, снежинки на ходу глотая…

 

 

 

А потом была традиционная фотография на память об этой творческой встрече.