Город на заре

305

Так называли и Судострой, и десятки других новостроек страны

Новый завод в устье Северной Двины считался одним из важнейших объектов сталинского плана индустриализации страны. По размаху строительства и предстоящих дел он стоял в одном ряду с Магниткой, Днепрогэсом, Комсомольком-на-Амуре, десятками других новостроек 30-х, людям которых известный драматург Алексей Арбузов посвятил свою пьесу «Город на заре».

Другое дело, что стапели нашей верфи создавались для военных кораблей, и статус закрытого будущий Северодвинск получил, еще когда числился рабочим поселком с названием Судострой. Можно сказать, если бы не административная карта России, город почти не существовал для страны. Да и сами горожане стали узнавать подробности рождения Северодвинска, когда готовилось празднование его 30-летия. До этого юбилеи широко не отмечали. Только в шестидесятых в обиход горожан вошли такие слова и значения, как первостроитель, Николо-Корельский монастырь, пароход «Иван Каляев», впервые после сталинских репрессий зазвучала фамилия Кирилкин…

Тогда же у города появились первые его летописцы — краеведы. В их записях о времени конца 30-х слова «первый» и «впервые» встречаются часто. Первая группа строителей — 18 июня 1936 года, первая временная электростанция — сентябрь 1936-го, первый телефон — август 1936-го, первый поезд — ноябрь 1936-го, первая школа — январь 1937-го, первая местная газета — март 1937-го… 1 апреля 1937 года постановлением ВЦИК поселку дано название Судострой. В декабре 1937-го родился первый коренной житель будущего Северодвинска и тогда же, между прочим, появились пер- вые улицы. До этого строители именовали их «линиями», теперь они стали – Северной (Торцева), Советской, Республиканской, Индустриальной… Последним наименованием закрытый город как бы проговорился о своей причастности к большому и стремительно начатому делу.

В марте 1936 года комиссия выбрала площадку для будущего завода, в январе 1938-го технический совет Наркомата тяжелой промышленности утвердил задание «Проектверфи», а еще через пять месяцев началось строительство плаза, корпусного цеха и складов хранения стали. Такие высокие темпы созидания способны удивить даже наших современников.

Главные снимки той поры — широкие панорамы строительства в устье Северной Двины — пространства, над которыми будто форт высится главное здание Николо–Корельского монастыря. Еще нет двухэтажных зданий, тянутся ряды бараков и белеют лежневки на болотистых участках, на акваториях властвуют рефулеры и буксиры, а на суше настоящее плотницкое царство, где свершается будничный трудовой подвиг. Через годы краеведы вспомнят о нем в первой главе городской летописи. С 11 августа 1938 года строки ее писались уже под новым главным заголовком — Молотовск. С этим именем в беломорском крае Русского Севера вставал юный город на заре.