Из племени Ихтиандров

299

Так называли энтузиастов клуба подводного плавания «Пингвин»

Он появился в Северодвинске в 1963 году. Много позже такие клубы стали называть объединениями по интересам. В данном же случае интерес объединил людей мужественных и не чуждых мечтаний и романтики, ведь речь шла о проникновении в загадочное царство океана.

О том, каков мир, скрываемый морской водой, тогда имели реальное представление только ученые и профессиональные водолазы. А для рядового советского обывателя того времени свободное погружение с аквалангом было в определенной степени сравнимо с полетом в космос. Народ зачитывал до дыр журнал «Вокруг света», где публиковали записки Жака Ива Кусто, а снятый в те годы фантастический фильм «Человек-амфибия» бил все рекорды кассовых сборов.

Начинание было трудным, хотя бы потому, что специфическое снаряжение аквалангистов стоило немалых денег, да и достать его было непросто. Организовать выездную подводную экспедицию в городе, где над всем главенствовали оборонные заводы, тоже стоило немалых настойчивости и трудов. Тем не менее, клуб жил ежегодными экспедициями в разные воды Союза – на Белое море, Соловки, Мурман, в Крым и даже на Тихий океан. Это были не праздные путешествия, а поездки и погружения, как правило, связанные с исследованиями – клуб «Пингвин» помогал ученым и работал по их программам, а когда в конце шестидесятых уже на практике реализовывалась идея автономных обитаемых комплексов, северодвинцы участвовали в серьезном эксперименте с подводной станцией «Черномор».

Со временем в истории клуба появились даже странички своей кинолетописи. Северодвинцы участвовали в съемках художественного фильма «Акваланги на дне» – экранного супербоевика той поры, есть вклад «Пингвина» и в создании научно-популярной ленты «Язык животных».

Позже один из основателей «Пингвина» Виталий Пятницкий и сам взял в руки подводную кинокамеру – его фильм «Я, осьминог» затем много лет брал призы многих конкурсов любительского кино.

Со временем, которое историки сегодня называют хрущевской оттепелью, связаны многие перемены в жизни нашей страны. Но, может быть, главным из всего стало то, что в обществе, которое десятилетиями жило в условиях сталинской несвободы, стали появляться люди новой формации, с живым, а не только политическим восприятием окружающего мира, с нестандартными и глубокими интересами, с мечтой и волей увидеть и узнать как можно больше.