Когда деревья были большими

374

Теперь время шестидесятых зовут «хрущевской оттепелью»

Назвали его так по имени известного руководителя страны, памятуя также и о той доле свободы, которые он принес в общество после долгих лет сталинской диктатуры. Тех, кто горячо ратовал за перемены, впоследствии окрестили «шестидесятниками». С той поры это слово и бытует термином из политического словаря.

Но это политика. А чем жили рядовые горожане, простые обыватели? Работали, учились, заводили семьи, воспитывали детей. Многие из них запомнили из того времени: надежды все-таки сбывались.

Для Северодвинска 60-е означились бурным ростом жилых кварталов. Строились дешевые типовые дома, которые позже в народе окрестили «хрущевками». Кстати, тоже термин тех лет, но уже бытовой. Квартиры в них считались верхом комфорта, расстаться с коммуналкой или общежитием, справить новоселье в такой пятиэтажке считалось большой удачей.

В южной части города появился микрорайон из «шлакоблочных» домов. Эти были ростом поменьше, скромнее внутри, и строили их сами будущие жильцы — корабелы. В цехах для этого организовывались бригады, и завод, как мог и чем мог, им помогал. Дать людям жилье считали государственной задачей, хотя в ранг «национальной программы» и не возводили.

Для народа, хорошо помнившего и войну, и разруху, кварталы домов-новостроек были верным признаком — жизнь налаживается.

В 60-х наш город одевался в зелень тополей. Тополь — дерево неприхотливое — выживает и на песке, и на болоте — его и взяли за основу. Еще не было РСУ «Зеленого хозяйства», и первые городские аллеи и скверики во дворах с травяными газончиками и незатейливыми клумбами закладывались жильцами на субботниках. Между прочим, на них никого не гнали, люди выходили сами — была тяга к красоте.

В городе появилась разветвленная сеть общественного транспорта, которой даже гордились. Красно-желтые автобусы марки «ЗиС» уже сменялись первыми ЛиАЗами. Маршрут №1 и тогда, в начале 60-х, пролегал на Ягры, но автобусы бежали на остров еще от старого рынка. Номер 2-й ходил на 2-й участок — к ДОК-2 и речной пристани. Третий маршрут назывался «кольцевым». «Кольцо» по нынешним меркам было скромным — его западная околица проходила по проспекту Ленина. Автобус маршрута №4 следовал в порт, точнее — до его проходной, а «пятый» — до Малой Кудьмы и останавливался прямо у моста через речку. Пассажирское автопредприятие располагалось там же, где и сегодня, но на меньшей территории — со стороны улицы Первомайской ее ограничивали здание инфекционной больницы и… вертолетная площадка. Шоссе на Архангельск еще не проложили, и по срочным делам народ летал туда… вертолетами. Но большинство граждан либо катили в вагонах дежурки, либо плыли теплоходом — со всеми остановками — два или два с половиной часа.

Еще в ту пору город обзавелся парком такси. Машины с «шашечками» красились в нежно-голубоватый цвет — это была их «униформа». Правда, дороги, особенно на окраинах, не отвечали престижному классу «Побед», и в багажнике такси приходилось держать лопату — на случай, если легковушка завязнет на городских «проселках»…

И новые пятиэтажки, и новые автобусы, и тополя тогда казались нам очень большими. Наверное, потому, что сами мы были маленькими.