На брег песчаный и пустой

246

Наш морской фарватер первыми обследовали военные гидрографы

В официальной летописи Северодвинска речной пароход «Иван Каляев» значится первым судном, которое доставило к месту будущего города первых его строителей. Однако годом раньше и с других пароходов на местное взморье высадились те, кто подготовил главный строительный плацдарм – военные гидрографы.

Сухим языком приказа задачу им сформулировали так: «создать геодезическую основу, выполнить наблюдения на ней, в районе будущей базы произвести промер прибрежный и морской, а также топографическую съемку от Унской губы до Пудожемского устья, включая остров Ягры и подходы к нему…». Задание считалось правительственным. Поэтому работы возглавили сами руководители Северной гидрографической экспедиции – ее начальник капитан I ранга Дмитрий Васильевич Шинков и его заместитель Евгений Георгиевич Глинков.

Как только Двинский залив очистился ото льда, 18 мая 1935 года у поморской деревни Сюзьма с борта парохода «Мигалка» высадились гидрографы из партии старшего лейтенанта Альберта Георгиевича Терешина. На берег они выгрузили два промерных моторных бота, инструменты, оборудование, другое снаряжение. Немного позже в Двинский залив для промера глубин пришло еще одно судно – «Мгла». Любопытная деталь: пароходик «Мгла» был старым, но на нем впервые в отечественной практике опробовали первый советский эхолот, изготовленный на ленинградском заводе «Коминтерн».

«Берега были пустынными, песчаными, с барханами и редким кустарником. Кое-где находились бараки со спецконтингентом. Над всей местностью величественно возвышался Никольский монастырь…» – такие строки появились в дневнике Ивана Даниловича Мороза – одного из тех, кто самым первым составлял подробное описание морских окрестностей будущего Северодвинска. К слову, высокое каменное строение монастыря, приметное с больших расстояний, гидрографы сразу же включили в свою геодезическую сеть и нарекли по своему – «основной координаторный пункт».

Как вспоминают сегодня ветераны архангельской военной гидрографии, весной и летом 1935 года люди воспользовались белыми ночами и работали по 18-20 часов в сутки. К исходу июля все картографические работы были завершены. Они отличались высоким качеством и сразу же пошли в работу. По ним специалисты не только составили навигационные карты и пособия, но и дали рекомендации для проектирования и строительства объектов будущего завода и города. Самыми первыми воспользовались ими те, кому поручили проложить входной фарватер и углубить заводскую акваторию.