Швартовка к земной оси

215

О том, как первая атомная подлодка северодвинцев достигла географической точки Северного полюса

Американские подводники к июлю 1962 года уже пять раз (!) достигали полюса на своих атомных подлодках «Nautilius», «Scate», «Sargo», «Sea Dragon». Мы же – ни разу! Так что нам претендовать на чемпионство было уже поздновато.

Главная цель заключалась в ином — плаванием к «макушке планеты» наш флот наглядно демонстрировал американцам нашу готовность противостоять их планам в освоении Арктики своими подлодками-ракетоносцами, а в этом отношении США тогда действительно нас опережали.

Подлодка на тот момент носила оперативно-тактический номер К-3. Название «Ленинский комсомол» кораблю присвоили двумя месяцами позже, уже после его известного арктического рейда.
Решение о походе К-3 к полюсу принималось еще в 1959-м, причем на самом высоком уровне. Многие сегодня, к сожалению, представляют те события как участие нашей страны в некоем состязании престижей между СССР и США, и только. Это не совсем так.

Ледовый рейд наших подводников готовили очень тщательно. Уже в 1959-м К-3 совершила непродолжительное плавание подо льдами на расстояние 260 миль. Затем, в 1961-м, другая северодвинская лодка, однотипная К-3, капитана II ранга В. Рыкова ходила подледными румбами. В августе 1961-го К-3 под командованием капитана II ранга Л. Жильцова поднялась до 82-й параллели. Ее подледную эстафету приняли атомоходы капитанов II ранга В. Чернавина и Ф. Митрофанова: моряки проверяли систему курсоуказания в широтах 70-81°, а также провели в ледовых разводьях несколько пробных всплытий.

Поход К-3 готовили и моряки военной гидрографии, и летчики авиации Северного флота — они изучали ледовую обстановку по будущему курсу корабля, ведь лоции центральной части Северного Ледовитого океана тогда не существовало, и сведения о ледовой обстановке морякам могла дать только авиаразведка.

В экипажи наших первых АПЛ зачисляли лучших — самых здоровых, знающих, умелых, надежных. А уж к полюсу 11 июля 1962-го на борту К3, точно, вышли лучшие из лучших! Многие из них впоследствии стали гордостью нашей военной науки. Такие, как руководитель научной группы похода контр- адмирал А. Федоров, флагманский штурман соединения АПЛ капитан II ранга Д. Эрдман, блестящий знаток астронавигации капитан III ранга В. Монтелли, начинавший, кстати, инженер-лейтенантом в Северодвинске, еще на приемке эсминцев.

И еще малоизвестный факт: лодку к походу на полюс готовили и гражданские северодвинцы. В конце июня в кольскую базу К-3 были откомандированы лучшие специалисты Севмаша и ЭМПа (ныне СПО «Арктика»), чтобы еще и еще раз проверить, отладить гидроакустические, навигационные комплексы корабля… В день выхода на лодку прибыл главком ВМФ, который провел совещание офицеров подлодки и заслушал доклад командира корабля о готовности экипажа к походу. Лодка отчалила в полночь 11 июля, а еще через два дня в 11.30 вблизи точки рандеву в Гренландском море она всплыла для встречи с тральщиком, который передал подводникам последние данные о ледовой обстановке. Вместе с ними были получены данные о скорости распространения звука в воде в районе стоянки кораблей-излучателей НГС. После этого К-3 погрузилась и легла на курс 0° градусов. Через каждые шесть часов моряки прослушивали сигналы навигационной акустической системы.

14 июля в 10.45 подлодка вошла под кромку льда на широте 79°. В половине третьего часа дня К-3 пересекла параллель 80°, и штурманы перевели курсоуказание в квазигеографические координаты. На подходе к широте 85° подводники стали искать полынью для всплытия, и уже 15 июля в 17.40 подлодка всплыла в разводье размером 2.200 на 750 метров. Здесь был проведен сеанс связи с командованием, после чего АПЛ погрузилась под лед и двинулась дальше.

17 июля в 6.59 (по счислению штурманов) советская АПЛ впервые прошла подо льдами географическую точку полюса. Приборы показали глубину 4.115 метров, толщину льда — 4,5 метра. По предложению старшего на борту, контр-адмирала А. Петелина, подлодка затем еще около часа шла, не меняя курса, а в 9.55 вторично вышла в наивысшую точку планеты. Всплыть здесь пытались не один раз, но так и не решились: наверху стоял сплошной лед. Наконец нашли разводье…

В целом во льдах вблизи Северного полюса, а не в его точке, как зачастую писали и пишут, К-3 всплывала еще дважды — 18 и 19 июля. К слову, точно на вершине планеты впервые удалось всплыть другому атомному кораблю северодвинцев — под командованием капитана II ранга Ю. Сысоева. Но произошло это только 29 сентября 1963 года. Самое длительное для того времени подледное плавание советской подлодки составило 1294 мили. Это расстояние она преодолела за 178 часов. Поход К-3 завершился 22 июля в Западной Лице.

Время не щадит и героев: уже нет с нами многих участников того арктического плавания. Но осталась история, которой можно гордиться и нам, северодвинцам, ведь это наши отцы создавали подводный атомный флот.