Здравствуй, солнечный апрель!

499

Девятнадцатый раз город встречал весну «Северным смеянием»

Традиционный праздник юмора и смеха в Северодвинске по праву называли самой северной в стране юмориной. Известное «изобретение» неунывающих одесситов прочно укоренилось у нас на севере в те годы, когда в самой Одессе праздник юмора и смеха по разным причинам вынужден был взять тайм-аут.

В Северодвинске «Северному смеянию» суждено было стать праздником-долгожителем. Ни до, ни после дистанцию в девятнадцать лет не удавалось пройти ни одному из массовых городских зрелищ. У этого феномена довольно простое объяснение: идея и форма праздника юмора и смеха вызрела не среди чиновников от культуры, да и само его название – «Северное смеяние» появилось в результате «всенародного конкурса». Первоапрельские тезисы 1977 года сразу же подхватили лучшие коллективы художественной самодеятельности города, а также профессиональные режиссеры и музыканты.

Изначально лишенная сценарных догм, юморина готовилась и проходила в атмосфере внутренней раскованности ее участников, но и при строгом художественном спросе специалистов из оргкомитета. В итоге – выступить в программах «Северного смеяния» считалось подтверждением мастерства для артиста, а приобрести билет на концерт – большой удачей зрителя. Северодвинцы с нетерпением ждали первых выходных дней апреля, когда главным событием в городе неизменно становились программы юморины. А те, кто выступал на сцене, тоже старались порадовать своего зрителя. А еще и удивить!

Так, на «Северном смеянии» впервые прозвучала первая северодвинская рок-опера, разумеется, пародийная, – «Переучет». А за ней – «По улицам гуся водили», «Кому нужен тридырон?»… Единственное на Северо-Западе страны кинообъединение «Чайка» специально к празднику снимало комедийные фильмы, а в иные годы, представляло сразу несколько своих работ. И среди этих весенних премьер, короткометражки, удостоенные высших наград на всероссийских и всесоюзных конкурсах – «Гараж», «Маршрут 133», «Уик-энд», «87»…

В разные годы над зрительным залом про- носились «летающие тарелки», в оркестровую яму совершались прыжки без парашюта, а на сцене, случалось, ходили лыжники, прогуливался живой гусь, разъезжали велосипедисты, катера с подвесными моторами и даже автомобиль…

Праздник «Северное смеяние» полюбился всем. Разве что чиновникам от культуры он портил настроение, ведь юморины наглядно демонстрировали, как можно и нужно делать массовое и увлекательное зрелище без них – чиновников.

В веселом деле не обошлось и без завистников, которые пытались присвоить себе авторские права на праздник и даже украсть символ-эмблему «Северного смеяния» для своих, скажем так, мероприятий. Но не вышло. Уже потому, что юморина «мероприятием» никогда не была – она всегда оставалась сама собой. Если учесть, что в наших широтах март еще многим напоминает зиму, то, по сути, девятнадцать лет (1978-1996) с апрельского «Северного смеяния» начинался отсчет весны в нашем городе. Тем праздник и запомнился.